Газопровод Израиль-Египет: больше СПГ для Европы, меньше шансов для EastMed

Израиль и Египет договорились 21 февраля о строительстве газопровода, который соединит крупное израильское морское месторождение «Левиафан» с двумя египетскими заводами по производству сжиженного природного газа (СПГ) на побережье Средиземного моря. Этот проект нацелен, прежде всего, на увеличение экспорта на европейский рынок газа. Его реализация приведет к росту поставок СПГ в Евросоюз, что не в интересах российских компаний «Газпром» и «Новатэк».

С другой стороны, этот проект усилит сомнения в целесообразности сооружения потенциального конкурента «Газпрома» на юге Европы — подводного трубопровода EastMed для доставки газа из Восточного Средиземноморья — с израильских морских месторождений «Левиафан» и «Тамар» и кипрского «Афродита» — через Кипр в Грецию, а затем в Италию. ЕС намерен в конце 2021 года или в течение 2022 года принять окончательное решение о целесообразности многомиллиардной финансовой поддержки строительства этого нового элемента Южного газового коридора для получения газа в обход России. Строительство EastMed еще больше ослабило бы позиции «Газпрома» на греческом, болгарском и итальянском рынках, где конкуренция после начавшихся в 2021 году коммерческих поставок азербайджанского газа по Трансадриатическому газопроводу (TAP) и так уже усилилась.

Karte Gaspipelines im Mittelmeer RU

Таким образом, новый газопроводный проект, детали которого пока не обнародованы, может привести к ощутимым подвижкам на европейском рынке газа. Но ему в любом случае предстоит сыграть важную роль в формировании нового центра газовой промышленности вблизи юго-восточных границ Евросоюза.

Восточно-Средиземноморский газовый форум получил первый проект

Для решения этой задачи в 2019 году был задуман Восточно-Средиземноморский газовый форум (EMGF), собравший столь разных участников, как Израиль, Египет, Иордания, Палестинская автономия, а также Кипр, Греция и Италия. В 2020 году все они подтвердили свое твердое намерение объединить или по меньшей мере координировать усилия при освоении газовых богатств региона, и вот 1 марта 2021 года эта организация официально начнет действовать. И новый израильско-египетский трубопровод станет, по сути дела, первым проектом, осуществляемым под ее эгидой. 

Каир, январь 2020. Министры из Израиля, Греции, Египта и Кипра на Восточно-Средиземноморском газовом форуме

Каир, 2020. Министры из Израиля, Греции, Египта и Кипра на Восточно-Средиземноморском газовом форуме

Означает ли этот проект, что Израиль охладел к идее EastMed? Пока нет, считает Штефан Вольфрум (Stefan Wolfrum), научный сотрудник берлинского Фонда науки и политики (SWP) — ведущего немецкого научного института, консультирующего по внешнеполитическим вопросам как правительство и парламент ФРГ, так и Евросоюз. По мнению эксперта, в израильских политических кругах по-прежнему рассчитывают на возможность получить прямой доступ на европейский рынок газа.

«Однако Израиль не хочет ждать еще лет пять-десять, пока будет реализован гигантский проект EastMed, ведь речь идет о самом протяженном подводном газопроводе в мире, — отметил Штефан Вольфрум в беседе с DW. — Поэтому решено воспользоваться другой опцией: за куда более сжатые сроки проложить газопровод в Египет и как можно быстрее начать зарабатывать экспортную выручку, необходимую, в частности, для дальнейшего развития газодобычи».

Египет стремиться загрузить мощности своих СПГ-терминалов

У Израиля уже имеется соглашение об экспорте газа в Египет, для его выполнения даже потребовалось расширение мощностей уже действующего газопровода, соединяющего по морю израильский город Ашкелон с египетской газопроводной сетью на севере Синайского полуострова.

Эксперт SWP по Ближнему Востоку Штефан Вольфрум

Эксперт SWP по Ближнему Востоку Штефан Вольфрум

Новый газопровод, в свою очередь, будет снабжать два египетских СПГ-терминала вблизи Порт-Саида, мощности которых остаются сильно недозагруженными. Именно им предстоит сжижать газ из «Левиафана», а затем экспортировать его в Евросоюз, хотя близость Суэцкого канала позволит оперативно перенаправлять его и на азиатские рынки.    

Чем быстрее заработает эта взаимовыгодная схема израильско-египетского сотрудничества, тем сильнее станут сомнения в целесообразности газопровода EastMed, надеется Штефан Вольфрум, убежденный противник этого проекта: в ноябре 2019 года DW подробно рассказывала о его вызвавшей немалый резонанс статье «Противоречивая газоэкспортная политика Израиля».

Геополитические аргументы против газопровода EastMed

В ней эксперт отстаивал точку зрения, что в стратегических интересах Евросоюза — содействовать не столько прокладке еще одного трубопровода в ЕС, сколько укреплению стабильности в таком сложном регионе вблизи своих границ, как Ближний Восток, а развитие взаимовыгодного регионального сотрудничества в газовой сфере как раз могло бы играть при этом одну из ключевых ролей.

Аналогично высказывался и политолог Тарек Бакони из аналитического центра Европейский совет по международным отношениям (ECRF). Немецкая газета Die Welt в статье «EastMed — новый проблемный газопровод в Европе» цитировала его слова о том, что совместные газовые проекты у восточного побережья Средиземного моря в идеале могли бы помочь разрешению споров о морских границах между Израилем и Ливаном, содействовать росту благосостояния на автономных палестинских территориях, стимулировать внутриполитические реформы в Египте и способствовать сближению между Кипром и Турцией.          

Инфографика Доли СПГ в экспорте газа

Прогноз изменения доли СПГ в мировом экспорте природного газа

В самое последнее время к этим внешнеполитическим и геостратегическим аргументам против EastMed добавились еще и экологические соображения: ЕС задался амбициозной целью к 2050 году добиться климатической нейтральности и принял амбициозную программу защиты климата Green Deal, предполагающую последовательный отказ от ископаемых энергоносителей. На этом фоне многомиллиардная поддержка газопровода, который реально войдет в строй, скорее всего, около 2030 года, выглядела бы довольно непоследовательно, пусть даже газ считается более экологичным топливом, чем уголь и нефть.

Последствия израильско-египетского проекта для «Газпрома» и «Новатэка» 

Отказ от EastMed был бы выгоден «Газпрому», поскольку избавил бы его в отдаленной перспективе от лишнего конкурента на тесно связанных теперь друг с другом греческом и болгарском рынках, а также на рынке Италии.

В то же время сообщение о новом израильско-египетском газопроводе — неприятная, хотя и не очень тревожная новость для «Газпрома» и российского экспортера СПГ «Новатэк». Ведь этот проект означает, что на главном для этих двух компаний экспортном рынке, европейском, появятся дополнительные объемы газа — причем намного раньше того времени, когда теоретически могли бы достроить EastMed. Штефан Вольфрум не сомневается: «Уже в ближайшие годы в ЕС будет больше сжиженного газа из Восточного Средиземноморья». При этом он не исключает, что египетскими СПГ-терминалами захочет воспользоваться и Кипр.  

Смотрите также:

источник